Любовная зависимость. Созависимые отношения

Предлагаем статью на тему: "Любовная зависимость. Созависимые отношения". Мы постарались в полной мере рассмотреть тематику и подытожили статью. На все вопросы ответят наши специалисты. Просьба писать в комментарии или в приватном режиме на странице контактов.

Любовная зависимость. Созависимые отношения 126

Любовная зависимость — состояние человека, для которого характерна сильная страсть, а также навязчивая эмоциональная фиксация индивида на важном для него субъекте. Любовная зависимость в психологии получила название созависимых отношений или аддикция. Врачи не относят это состояние к патологии и не призывают его лечить, однако аддикция способна привести к динамике нарастания, а также к возникновению навязчивого состояния. Сложно избавиться от аддикции, если она длится много лет. Многие представительницы прекрасного пола становятся заложницами личных привязанностей и расплачиваются потом за это потерей самоуважения, собственного «Я», здоровьем, престижем. Там, где любовная зависимость – нет места благоразумию.

Причины любовной зависимости

Являясь самым прекрасным чувством на земле, наполняющим жизнь смыслом, любовь раскрывает лучшие душевные качества человека, облагораживая и делая его чище. Однако существует и другая любовь – это аддикция (зависимость) от любовного субъекта. Статистика имеет данные о том, что любовная зависимость встречается очень часто, как у мужчин, так и у женщин. Только поняв настоящую причину зависимого состояния можно из него выйти. К причинам относят следующие факторы:

— недолюбленность в детстве родителями;

— неподготовленность к зрелым отношениям;

— неспособность и нежелание принимать решения;

— страх одиночества;

— низкая самооценка;

— боязнь быть отвергнутым;

— жестокий родительский контроль в детстве и недостаток родительского тепла;

— готовность подчиняться;

— зацикленность на недостатках;

— приуменьшение личных достоинств;

— наличие других зависимостей;

— отсутствие чувства защищенности;

— интимные домогательства в детстве со стороны взрослых;

— душевная травма, полученная в детстве.

Любовную зависимость относят к психологической и сравнивают с наркотической, алкогольной, а также интернет — зависимостями. Объект  зависимости может быть абсолютно любым, однако механизмы, выработанные на базе межличностных отношений, работают все идентично и приводят к саморазрушению.

Особенностями зависимых отношений выступает ненасытная потребность в любви, а также патологическая ревность. Как распознать – чувства настоящие или это зависимость? В здоровых отношениях партнеры имеют свой круг друзей, собственное пространство, свои личные увлечения. Второй партнер принимает личную жизнь любимого(ой) с пониманием и уважением, не претендуя на нее.

При любовной созависимости интенсивность чувств выходит из отчаяния, а не из потребности узнать лучше друг друга. Оставшись один, страдающий индивид, не может себя чувствовать целостной единой личностью. Его эмоциональный комфорт, который он выстраивает вокруг партнера, очень сильно от него зависим и если предвидится разлука, то она выступает смертельным ударом по существованию зависимого человека. У человека возникает ощущение мучительной дезориентации, поскольку любовные отношения выступали для зависимого существенной единственной причиной жить.

Основная проблема в созависимых отношениях — остановка личностного роста, а порой и деградация обоих партнеров.

То, что зависимый человек определяет словом любовь, является на самом деле застывшими, бесплодными, деструктивными отношениями. В этих отношениях объект зависимости осуществляет функции обеспечения потребностей в достижении уверенности и спокойствия, а иллюзия любви занимает последнее место, поскольку настоящая духовная близость отсутствует.

Признаки любовной зависимости

Главным признаком зависимости выступает постоянное ощущение боли и страдания, даже когда возлюбленный рядом. В часы разлуки, человек безостановочно вспоминает объект любви, при этом воспоминания несут навязчивый характер. Мысли навязчивого плана неконтролируемо проникают в мозг влюбленного. Зависимый человек идеализирует партнера, имеет относительно него завышенные ожидания, всегда его оправдывает, а сам испытывает чувство вины и не способен оценить критически связь со своим партнером. Зависимый партнер больше беспокоится об удовлетворении потребностей любимого, нежели о своих собственных, он очень переживает и боится, что недостоин своего партнера, поскольку имеет заниженную самооценку. Также он опасается вести себя естественно из-за страха, что любимый сразу же его бросит, поскольку не станет терпеть его выходки.

Большинство людей путают любовь и любовную зависимость, однако у них имеются большие отличия:

— любящим людям и вместе и порознь хорошо. Любовная зависимость отмечается хорошим началом отношений, но ощущением дискомфорта, когда порознь; позднее созависимым людям становится невыносимо вместе находиться;

— любовь доставляет позитивные эмоции, человек ощущает уверенность, гармонию, стабильность. Зависимость же несет негатив и человека переполняют страхи, неуверенность, ревность, беспокойство, сомнения, внутреннее напряжение;

— любовь сохраняет внутреннюю свободу, а при любовной зависимости настроение напрямую зависит от взгляда, поступков, похвалы и голоса любимого человека;
— при настоящей любви оба партнера участвуют в отношениях в равной степени, а при зависимости отношения характеризуются доминированием и подчинением;

— любовь конструктивна и приводит к успеху, а зависимость несет деструктивность и отмечается ухудшением здоровья, финансовой ситуации, дел на работе;

— пребывая в любви человек способен творить, при зависимости личность разрушается изнутри и человек перестает себе принадлежать.

Любовная зависимость от человека развивается при совпадении следующих факторов:

— партнер очень близок к юношескому идеалу;

— избыток в организме половых гормонов;

— индивид осознанно стремиться быть любимым и любить.

Навязчивые созависимые отношения, отмечаются следующими этапами:

— партнеры кажутся друг для друга родственными душами, и между ними возникает любовь с первого взгляда;

— стремительное начало отношений;

— половая активность;

— желание быть каждую секунду вместе;

— непрекращающиеся фантазии, касающиеся возлюбленного (-ой);

— признания в преданности и любви;

— пренебрежение интересами семьи, друзей во имя единения с партнером;

— появление ссор, после которых выясняется, что ваш партнер не тот за кого себя выдавал;

— отказ партнера от совместного времяпрепровождения;

— жертва привязанности начинает паниковать из-за ощущения одиночества и равнодушия партнера, превращается в жалкого и униженного человека в отчаянных стремлениях воссоединиться с любимым;

— партнер становится равнодушным и критикует сильно зависимого партнера, а в дальнейшем или разрывает отношения, или возвращается, зачастую выставив условие, что отношения продолжатся в случае, если зависимый от него партнер приведет себя в форму;

— при возобновлении отношений повторяются ссоры;

— при дистанцировании партнера начинаются отчаянные преследования со стороны жертвы.

Навязчивые созависимые отношения представляют собой замкнутый цикл нездоровых реакций — клятвы, привязанность, обещания, паника, отторжение, воссоединение и снова отторжение. Зачастую партнер покидает жертву отношений, и зависимый партнер начинает страдать. Страдания и тревога порождают снижение самооценки, панические атаки, ощущение изолированности, опустошенности, а также депрессию. Зависимый человек тайно или открыто начинает преследовать бывшего партнера и оказывать ему повышенное внимание. События имеют цикличное продолжение до тех пор, пока жертва зависимости не прекратит себя вести подобным образом и не попытается найти пути освобождения от любовной зависимости.

Как избавиться от любовной зависимости

Зависимость очень сложно преодолеть, поскольку человек, страдающий от подобных отношений, не признает такое поведение навязчивым и деструктивным. Индивиду, страдающему от созависимости, кажется, что от этих отношений зависит вся его жизнь, и эта связь придает ценности в его собственных глазах, становясь средством самоактуализации. Как и в случаях с навязчивыми состояниями, человек зачастую понимает, что ведет себя неправильно, однако не может в один миг изменить самостоятельно модель поведения. Нередко в созависимых отношениях способности к рациональному мышлению значительно ухудшаются, и страдающий от созависимости нуждается в программе реабилитации. Признание зависимого отношения от партнера выступает главным условием в избавлении от него. Уметь отличать здоровое поведение от зависимого поведения позволит в дальнейшем строить счастливые партнерские отношения.

Для избавления от любовной зависимости следует найти ценности и стремления, ради которых действительно стоит начать жить, включить разные хобби в свой круг интересов, друзей, занятия, а не только объект любви. Для того чтобы этого добиться, следует осознать собственную цену и ценности себя как личности, а не пустого приложения к другому партнеру. Только заручившись поддержкой своего партнера, можно научиться ценить и любить себя, обрести настоящую любовь. Но если партнер не оказывает поддержки, придется сделать самый трудный шаг — порвать с ним, как бы это ни было больно. Не спешите разочаровываться в любви, если не повезло однажды, в другой раз непременно все будет по-другому и настоящее чувство позволит ощутить наслаждение отношениями.

Выйти из любовной зависимости может помочь психолог или психотерапевт, который возродит веру в собственные силы, вернет любовь к себе, что позволит начать новую жизнь без разрушительных отношений.

Просмотров: 144 011 Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Любовная зависимость. Созависимые отношения 122

Свобода человека является одной из важнейших ценностей. К свободе, которая предусматривает, прежде всего, свободу действий, самовыражения и выбора, стремятся миллионы людей. Потеря или недосягаемость личностной свободы переживается как экстремально фрустрирующий фактор. Зависимое (аддиктивное) поведение, одному из видов которого посвящена данная статья, ведет к потере свободы. Ощущение причастности к созданию своей жизни исчезает, контакт с реальностью становится все меньше, социальные связи нарушаются, возникают психосоматические, иногда неизлечимые, заболевания.

Большое внимание в современной литературе уделено таким видам аддикций, как химическая (алкоголизм и наркомания), гемблинг, алиментарные аддикции (булимия и анорексия), зависимость от среды Интернет. Значительно меньше внимания сконцентрировано вокруг феномена трудоголизма , который является социально желаемым и поощряется на всех уровнях, как и, например, спортивная аддикция.

А исследований зависимых отношений, когда партнеры теряют свободу и страдают от беспомощного ощущения потери себя, совсем мало по сравнению с указанными выше. На наш взгляд, это можно объяснить тем, что подобные взаимоотношения в социуме принимаются за нормальные, симптомы зависимости объясняются «настоящей любовью», а здоровая любовь, когда люди чувствуют себя комфортно как в обществе друг друга, так и порознь, известна, как это ни печально, далеко не всем. Поэтому работа практического психолога (профилактически-просветительская, диагностическая и коррекционная) в направлении помощи клиентам, которые обращаются с такой проблемой, является актуальной.

Задача нашего исследования: определить характеристики любовной аддикции; выделить социально-психологические и индивидуально-психологические факторы возникновения этой аддикции; наметить пути преодоления аддиктивного поведения.

Основным мотивом личностей, имеющих склонность к аддиктивным формам поведения является активное изменение психического состояния, которое их не удовлетворяет, о котором они говорят как о «сером», «скучном», «монотонном», «апатичном».

Любовной аддикцией называют вид аддиктивного поведения с фиксацией на другом человеке, для которой характерны взаимозависимые отношения, возникающие между двумя аддиктами . Часто можно увидеть пары, в которых мужчина страдает от химической зависимости, а женщина болеет булимией, причем оба еще и любовные аддикты. Или муж-трудоголик и женщина, страдающая шопоголизмом, которая может проводить свободное время, например, в казино.

Перейдем к сравнению признаков здоровой любви и любовной аддикции.

Безумная и несчастная любовь, которая несет боль и страдания даже в начале отношений, не является настоящей здоровой любовью, а представляет собой «голод», «жажду» по любимому человеку, аналогию наркомании, и поэтому называется еще и «наркотической любовью». Это чувство может быть  взаимным или наоборот, но в любом случае оно вводит в заблуждение, как наркотики и алкоголь, созависимые влюбленные не могут расстаться, испытывают «синдром отмены». Как правило, любовная зависимость затягивается на годы. И превращается в болезнь, которая не приносит ничего, кроме боли, и которую надо лечить.

Иногда, на фоне хронического стресса душевная боль ощущается и на соматическом уровне, начинается гипертония, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, онкологические болезни, болезни сердечно-сосудистой системы и половой сферы. «Помогите мне не любить! Когда его нет рядом, мне так плохо! Я не могу жить без него. Если он не пришел, я думаю, а в чем я виновата? Я постоянно звоню ему на работу, проверяю его, но это меня не успокаивает. Я парализована без него «, – такие слова характерны для аддиктивной женщины, и среди женщин, обращающихся за терапевтической помощью, треть работает с проблемой именно любовной аддикции .

Здоровая любовь приносит радость, влюбленные чувствуют себя свободными, счастливыми и вместе и порознь, каждый может самореализоваться в различных сферах. Здоровая любовь принадлежит двум людям, тогда как любовная зависимость часто характеризует состояние одного человека, который страдает от неразделенных чувств. Влюбленные ощущают  уверенность, безопасность и гармонию. Любовный аддикт редко переживает моменты счастья («Счастье – лишь миг …»), он часто находится в состоянии беспокойства, ревности, недоверия, сомнений, его раздражает партнер.

О свободе и гармоничность не может быть понятия, так как настроение аддикта зависит от настроения, взгляда, слова «любимого». В любовной зависимости нет равноправия. Один доминирует, другой выполняет все его прихоти, пытается удовлетворить его желания, он инициирует все меры, берет на себя ответственность за взаимоотношения, прощает унижения, у него растет толерантность по отношению к такому, объектному, отношению. То, что он никогда бы не позволил другим людям, он охотно позволяет доминирующему со-аддикту.

Читайте так же:  Положительные и отрицательные качества для человека - список

При здоровой любви неважно, где любимый человек сейчас. Важно, что он есть. И хочется, чтобы он был счастлив. При аддикции «влюбленные» говорят, что умрут без другого, а жизнь не имеет смысла без него. В аддиктивных взаимоотношениях возникает неприязнь и желание отомстить. Любовной аддикции присуще устойчивое желание сменить партнера, чтобы «стало легче», что порождает замкнутый круг. В здоровой же любви мы воспринимаем партнера как равноправную личность со всеми присущими ей уникальными чертами, уважая ее и не пытаясь «перестроить».

Любовная аддикция характеризуется следующими признаками:

  • сверхценное отношение к Значимому Другому (ЗД) с фиксацией на нем, с чертами непреодолимого насилия;
  • нереалистичное, некритическое ожидания безусловно положительного отношения ЗД с отказом от возможности оставаться самим собой;
    осознанный страх брошенности, который ослабляет негативные чувства к объекту и побуждает идти на любые жертвы ради сохранения взаимоотношений;
    неосознаваемый страх интимности, который тормозит сексуальное влечение в ситуации физической близости;
    выбор ЗД, который не может быть интимным (близким) здоровым путем, часто это аддикты избегания.

В то же время, для аддиктов избегания являются характерными следующие черты:

  • сверхценное отношение к ЗД, которого извне избегают;
  • скрытость внутренней жизни от ЗД из-за боязни его контроля и поглощения им;
    формирование замещающих, аддиктивных взаимоотношений с другими объектами .

Обычно отношения между двумя любовными аддиктами имеют следующую динамику. Сначала наблюдаются чрезвычайно взаимосвязанные взаимоотношения (которые часто напоминают наркоманию), из которых практически исключаются другие люди, включая и собственных детей. Поскольку один из аддиктов более энергичный и активный (например, гиперфункционал, единственный или старший ребенок в родительской семье), то у его партнера растет страх быть поглощенным, он старается дистанцироваться и постепенно превращается в аддикта избегания.

Созависимость между любовным аддиктом и аддиктом избегания может развиться с самого начала взаимоотношений. Формируется порочный круг: чем больше проявляет свою активность любовный аддикт, тем более вынужден удаляться аддикт избегания, усиливая тем самым у партнера страх быть покинутым и отчуждение. Обычно эту фазу взаимоотношений характеризуют, как такую, когда «нам плохо друг без друга и нам плохо вместе».

Так начинается конфликт зависимых взаимоотношений, когда аддикт избегания начинает удовлетворять свои аддиктивные потребности в другой любовной связи или в других аддикциях: трудоголизме, химической аддикции, гемблинге и др. .

Иногда для того, чтобы избежать ЗД, аддикт избегания идет на эмоциональный разрыв, детерминанты которого рассмотрим далее.

М. Боуэн в концепции об уровне дифференциации «Я» описывает формирование психологически зависимой от других личности, когда «психологического рождения» (сепарации от родителей) не происходит, то есть ребенок не начинает опираться на свою внутреннюю силу, у него не развивается чувство своего внутреннего «Я», он не способен делать выбор, не несет ответственности за свои действия. Ребенок не может строить свои взаимоотношения с другими людьми, делиться своими чувствами, выражать их. Если задача сепарации не решена, повзрослев, такой человек не будет ощущать в себе внутренних ресурсов для преодоления своих трудностей.

Для того, чтобы преодолеть переживания и чувствовать себя хорошо, ему необходимо опираться на нечто внешнее. В результате вся энергия таких людей уходит на поиски любви, одобрения извне (сами себя они одобрять не способны, опираться на себя не могут).

Недиференцированность на уровне отдельной личности будет проявляться в низкой стрессоустойчивости, нереалистичной самооценке (нарциссические колебания от всемогущества и грандиозности к полярному обесцениванию и неполноценности), зависимости от одобрения других и их мнений относительно аддикта.

Следует отметить, что интеллект относительно вещей, не касающихся личности, может быть развит на достаточно высоком уровне.

В любви каждый старается быть таким, каким его хочет видеть партнер и в свою очередь требует от партнера подобных изменений. Происходит процесс слияния, вплоть до потери себя, исчезают границы личности.

Такое слияние ведет к исчезновению личности. Для некоторых людей боязнь одиночества невыносима, они стремятся быть только «во взаимоотношениях», и это приводит к такому слиянию. Как результат, возникает страх исчезновения, который преодолевается путем дистанцирования или эмоционального разрыва со Значимым Другим.

Для того, чтобы снизить значимость партнера (который иногда начинает «мучить» партнера, требуя все больше изменений и все больше ограничивая его), прибегают к обесцениванию партнера («Как ты вообще мог подумать, что что-то значишь для меня?») или же взаимоотношения («У нас ничего не было» и др.). Разрыв стимулирует следующий цикл поисков близости (с тем же партнером или с другим), или депрессию и отчуждение, или поиски новых систем взаимоотношений .

Любовные аддикты и аддикты избегания страдают от отсутствия во взаимоотношениях интимности и доверия. Они чувствуют себя ненужными и недооцененными, одновременно будучи не в состоянии создать взаимоотношения с неаддиктивными людьми и не восхищаются ими, потому что считают их неинтересными и непривлекательными.

Дело в том, что в таких отношениях их привлекает, во-первых то, что знакомо с детства (например, у девушки была мать, которая то отталкивала ребенка, то возвращала – некая метафора «бумеранга»), во-вторых, обещает реализовать, наконец, детские фантазии о безусловном принятии (чего ребенок не в состоянии был получить в семье с эмоционально отчужденными родителями), в-третьих, дает надежду на новом уровне вылечить детские раны в объектных отношениях .

Обратимся к социально-психологическим и индивидуально-психологическим факторам, влияющих на формирование аддиктивной личности.

К социально-психологическим факторов любовной аддикции следует отнести влияние социальных стереотипов и семьи.

К сожалению, та любовь, которая воспевается в литературных источниках и  является образцом для подражания, является именно любовной зависимостью. Истории Ромео и Джульетты, Петрарки и Лауры, Хозе и Кармен, Анны Карениной и Вронского и другие прекрасные описания подобных взаимоотношений показывают людям, каким именно должна быть настоящая любовь. Полная страданий и тревоги, препятствий и унижений, скорее всего не имеющая перспектив и протекающая, как песок.

Подавляющее большинство песен о любви посвящено именно зависимым отношениям. Сериалы, в которых герои преодолевают почти невозможные преграды, страдают от издевательств и измен, а в конце концов получают желаемое, воспевают именно любовную зависимость. Людей с детства воспитывают на подобных примерах, формируя стереотип, что настоящая любовь может и должна быть несчастной и полной страданий.

Но по сравнению с влиянием социума, влияние родительской семьи на формирование аддиктивного поведения является несравненно весомее.

Рассматривая проблему формирования обсессивно-компульсивного типа личности (с насильническим радикалом), следует упомянуть о жертвах эмоционального или физического насилия, деприваций и травм в родительской семье. Известен печальный факт, что человек, который пережил, например, эмоциональные унижения или инцест, будет подсознательно повторять известный ему паттерн (насилие, захват другого, как ранее захватывали его в детстве, отыгрывание привычной ситуации, пытаясь компенсаторно изменить ее с другими людьми, которые могут чем-то напоминать родителей) уже во взрослых взаимоотношениях.

Многократное обращение к одной и той же (при отсутствии другой) известной с детства модели поведения в гендерных отношениях приводит к аддиктивному «кругу». Вместе с тем, у девушек (есть очень мало подобных свидетельств о взаимоотношениях «мать-сын»), которых воспитывал отец, приходящий в ужас от одной мысли об инцесте и не смотревший никогда на свою дочь с нежностью, никогда не говоривший ей о ее женственности (а именно здоровое отношение отца к дочери как к женщине воспитывает в ней гендерную идентичность), возникает ощущение пустоты и бесконечные вопросы о том, что же такое женственность. Они не имеют здорового образца взаимоотношений «мужчина-женщина», как и женщины или мужчины, пострадавшие от насилия .

Если родители принимают ребенка таким, каков он есть, не требуют от него безусловного послушания, не запрещают ему чувствовать, не проецируют на него свои собственные нереализованные мечты (чтобы ребенок достиг успеха там, где родители не смогли) и не отщепляя от ребенка его гендерную идентичность, то индивидуальность и независимость ребенка не будут разрушены. Если же родители используют своего ребенка подобным образом, то путем манипуляций они вызывают у ребенка чувство вины за несоответствие родительским ожиданиям, шантажируя тем, что, мол «Мы не будем тебя любить, если ты не будешь таким, как мы тебя ждем» или » Ты нас не любишь, потому что не хочешь делать так, как мы говорим «.

Ребенок всеми силами пытается добиться одобрения и принятия от холодных, враждебных, обесценивающих родителей. Когда родители, наконец, «прощают» его, ребенок испытывает величайшее счастье принятия. Колебания между отчаянием  «разбитым сердцем») и эйфорией такой ребенок и принимает за любовь. И, повзрослев, находит подобные взаимоотношения .

Часто родители делегируют ответственность за свои супружеские взаимоотношения детям, например, говоря ребенку, что не могут расстаться только из-за него. Таким образом, ребенок чувствует свою ответственность за то, что его родители не счастливы. Один из пациентов А. Лоуэна сказал: «Я не мог плакать при своей маме, так как не должен был ее раздражать, у нее было достаточно своей печали» . Ребенок подавляет или вытесняет свои стремления, пытаясь стать тем, кто может осчастливить своих родителей.

Нетрудно заметить переход от желания быть хорошим в семье к хорошему функционированию в школе и достижению успеха в профессиональной карьере. Это желание понравиться другим возникает из надежды, что такие поступки гарантируют нам чью-то любовь и преодолеют опыт «разбитого сердца», который является настоящей мукой, имеющей корни в детстве.

Эта необходимость проявляется у взрослого, обычно эта потребность не осознается, все попытки добиться принятия так же неуспешны, как и в детстве. Эту потребность сопровождает чувство «ловушки» или «загнанности в угол», особенно при взаимоотношениях с партнером, который точно воспроизводит коммуникацию с родителями, часто характеризуеющуюся парадоксальностью, или двойными посланиями . Рассмотрим этот феномен более детально.

Каждое сообщение участника коммуникации имеет информационный (содержание сообщения) и командный (несущий информацию о самом общении) аспекты. Собственно сообщением выступает та часть коммуникации, которая может быть передана как информационный «сухой остаток» сообщения.

Метакоммуникация выражается в интонациях, избранном порядке слов, невербальных проявлениях, кинестетике, мимике и др. Одним из показателей хорошего функционирования семьи является способность участников коммуникации выходить на метакоммуникативный уровень взаимодействия и делать его предметом обсуждения (например, обсуждать чувства участников диалога). И, наоборот, запрет на обсуждение является источником наиболее глубоких дисфункций.

Исследования Г. Бейтсона показали, что в семьях, один из членов которых имел диагноз «шизофрения», наиболее яркой характеристикой коммуникации являлись противоречивые или взаимоисключающие послания на уровне сообщений и взаимоотношений, а, во-вторых, жесткий запрет обсуждать эти противоречия . Исследователь описывает характерный пример такого «двойного сообщения». К заболевшему  мальчику в больницу приходит мать и ждет его в холле. Он выходит к ней и садится рядом, очень близко.

Мать отодвигается от него. Мальчик замыкается в себе и молчит. Мать говорит «Ты что же, не рад меня видеть?» На одном уровне общения мать показывает, что она бы хотела увеличить дистанцию, на другом (вербальном) она ничего подобного не делает. Когда ребенок реагирует на вербальный уровень, он получает отрицательную реакцию, мать ее осуждает. Выйти из ситуации общения с родителями ребенок не может, особенно до определенного возраста.

В ситуации неконгруэнтной коммуникации трудно выбрать, на какую часть ориентироваться, поскольку выбор никогда не является правильным. Ловушкой для участников коммуникации двойное сообщение становится при существовании следующих условий: вовлеченность людей в интенсивные взаимоотношения, которые имеют высокую степень физической/ психологической ценности (мать/ребенок; пара влюбленных); реципиент не может выйти за пределы установленных двойным сообщением рамок, поэтому никак не может ориентироваться ни на какой из противоречивых компонентов сообщения.

Так, во взаимозависимых отношениях любовных аддиктов один из них (обычно тот, кто имеет экстернальный локус контроля и всю ответственность возлагает на партнера) оперирует противоречивыми сообщениями, а его партнер, блуждая между одновременным поощрением к взаимодействию и отвержением, попадает в безнадежную ситуацию, чувствуя себя таким же одиноким, беспомощным и зависимым, как и в детстве. Характерным ответом аддиктов избежания на вопрос «Что мне делать? Чего ты хочешь?», является фраза «Ты сам (а) знаешь», которая не оставляет никакого шанса на взаимопонимание.

В здоровых, симметричных (а не симбиотических) взаимоотношениях партнеры способны принять сходство и различия друг друга. Точно так же и комплементарной (взаимодополняющей) коммуникации. В патологиях возникает типичная проблема, когда осуществляется эскалация поведения: А. требует от Б. Какого-то поведения (или восприятия), Б. подчиняется, что вызывает у А. новые и новые требования. В литературе много внимания уделяется патологии комплементарного взаимодействия. Работы К. Лидза относительно семейных отклонений, А.Е. Шефлейна о «жутких парах», Р.Д. Лейнга относительно «заговора» характеризуют это «сумасшествие вдвоем» («Folie à deux») .

Читайте так же:  Что делать, если придирается начальник?

Обратимся к индивидуально-психологическим характеристикам любовных аддиктов. Прежде всего, следует сказать, что чаще именно женщина бывает любовным аддиктом, а мужчина – аддиктом избегания. Но бывает и наоборот. И следующие характеристики могут быть присущи как женщинам, так и мужчинам. М. Балинт описывает типичную концепцию  аддикта избегания: «Меня должны любить и заботиться обо мне все те, кто имеет для меня большое значение.

Никто не может потребовать от меня никаких усилий или платы за это. Люди, которые так много значат для меня, не могут иметь интересов, желаний и потребностей, которые отличаются от моих. Если в чем-то это не так, они все равно должны подчиняться моим потребностям. При этом у моих близких не должно возникать чувство напряжения или возмущения. Они должны получать от этого удовольствие и радость. Если это так, то мне приятно, я счастлив. «.

Нарциссические партнеры в своем большинстве страдают перфекционизмом, не способны на эмпатически-аффилиативные проявления, не выносят никаких недостатков (действительно существующих или воображаемых) партнера, опираются на внешнее одобрение избранного ими объекта. Такие люди часто первым рвут отношения, чтобы не испытывать страха быть брошенным. Представители психодинамического направления считают, что нарциссическая личность не способна на любовь, не выдерживает рядом с собой свободной презентации другого человека, сводит ее к объекту .

Ответственность за настроение и благосостояние такого человека берет на себя ответственность любовный аддикт, которому присущи проблемы гиперконтроля и гиперответственности (тот, которому делегировали эту ответственность в семье). Для них характерны навязчивость в поведении и эмоциях, тревожность, неуверенность в себе, импульсивность, насилие в действиях. Они создают для себя «идолов», которые обладают высшей силой или сами пытаются играть роль этой силы для ЗД.

Они бросаются на помощь, «спасают» от алкогольной или наркотической зависимости, решают проблемы за другого, становятся для него костылем. И, если «спасение» удалось, потребность в спасателе отпадает. Спасенный оборачивается аддиктом избегания или просто исчезает из жизни спасателя, оставляя тому экзистенциальную пустоту. Во взаимосвязанных взаимоотношениях роли спасателя, жертвы и преследователя могут молниеносно меняться .

Обычно спасатели обвиняют другого в отсутствии идеалов, аморальности, «черной неблагодарности», жалуются, что им почему-то встречаются только такие, очень похожие друг на друга партнеры. При этом они совершенно не осознают того, что их собственное стремление полного контроля над жизнью другого человека, желание абсолютной власти и владения, само по себе является разрушительным для личности .

Приведем индивидуально-психологические характеристики женщин-любовных аддиктов:

1. Как правило, будущий аддикт рос в неблагополучной семье, где его эмоциональные потребности не удовлетворялись. Например, когда родители ссорятся, им не до ребенка и не до его потребности в нежности, ребенок не может доверять своим чувствам и чувствует себя недостойной любви. Таким семьям присущи:

  • Физическое насилие над мужем, женой и/или детьми;
  • Недостойное сексуальное поведение одного из родителей в отношении ребенка, которое варьирует от извращения до инцеста;
  • Постоянные ссоры и напряжение;
  • Долгие периоды времени, когда родители не разговаривают между собой;
  • Родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;
  • Родители конкурируют друг с другом или с детьми, не признавая при этом достижений друг друга или ребенка;
  • Один из родителей не может установить взаимоотношения с остальной семьей, активно их избегает, обвиняя при этом их в замкнутости;

Слишком жесткие требования к достатку семьи, религиозному воспитания, работе, режим дня, слепое увлечение сексом, телевидением, домашним хозяйством, спортом, политикой. Это может нарушать близость в семье, так как акцент ставится на правилах, а не нормальных взаимоотношениях.

2. Получив в детстве мало тепла и ласки, аддикт пытается решить свою потребность опосредованно, особенно используя мужчин, которые якобы требуют этого.

3. Поскольку женщина-аддикт так и не смогла изменить родителей и получить у них тепло и ласку, она остро реагирует на знакомый с детства тип эмоционально недоступного мужчины. Она вновь пытается изменить его своей любовью.

4. Опасаясь, что мужчина уйдет, женщина-аддикт делает все возможное, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

5. Для женщины-аддикта нет ничего слишком неприятного или отнимающего слишком времени, если это «поможет» мужчине. Вот примеры того, что делает женщина ради сохранения взаимоотношений: приобретение мужчине одежды, чтобы улучшить его самооценку; поиски личного психотерапевта для него и постоянные просьбы пойти на терапию; финансирование дорогостоящих хобби, которые помогают мужчине лучше использовать свое время, изменение места проживания, часто с финансовыми потерями, так как «он здесь не счастлив»; передача ему половины или всей собственности, чтобы он не чувствовал себя в положении «подчиненного»; спокойное и толерантное отношение к унижениям и пыткам с его стороны, так как «раньше ему не позволяли выражать чувства», или» в детстве он так страдал».

В ситуации, где женщина с другим прошлым возмущенно говорит, что ни минуты не будет мириться с этим, женщина-аддикт считает, что просто она недостаточно приложила усилия к улучшению взаимоотношений с мужчиной, который, как и ее родители не способен на близкие отношения.

7. Женщина-аддикт готова взять на себя большую долю ответственности и вины за то, что произошло в любой взаимоотношениях (на работе, с друзьями, в супружеских или партнерских отношениях).

8. Самооценка женщины-аддикта держится на критически низком уровне. В глубине души она не верит, что заслуживает счастья, скорей она считает, что должна заслужить права наслаждаться жизнью.

9. Будучи с детства неуверенной в себе, женщина-аддикт отчаянно стремится контролировать своего мужчину и свои взаимоотношения с ним, маскируя свои желания «быть полезной». В родительской семье люди, от которых ребенок зависел, были слишком слабы, чтобы защитить его. Фактически такая семья являлась для ребенка источником угрозы и большого душевного ущерба и потрясений. Опыт, усвоенный в такой семье разрушает личность, поэтому обладающие подобным опытом пытаются «быть на высоте». Становясь сильными и помогая другим, спасая их, аддикты защищаются от паники, охватывавшей их, когда их отдавали в распоряжение других людей. Чтобы чувствовать себя в безопасности, им необходимо общество людей, которым они могут помочь.

10. Во взаимоотношениях с мужчинами женщины-аддикты скорее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы быть, чем с реальной ситуацией. Если бы у них был мужчина, который воплощает все мечты, то направляющая часть их личности была бы не задействована, их талант и способности были бы не реализованы. Поэтому они выбирают мужчину, с которым воплотить эти мечты невозможно.

11. Женщины-аддикты испытывают болезненную страсть к мужчинам и эмоциональные страдания (мазохистические черты). Поэтому пары «мужчина-нарцисс и женщина-мазохистки» чаще всего встречаются как любовно-аддиктивные пары.

12. Страдания, которые аддиктивная женщина испытывает во взаимоотношениях с таким мужчиной, отвлекают ее от действительности, которая представляется пустой и страшной. При отсутствии страданий во взаимоотношениях с «любимым» женщина испытывает такие же симптомы, как наркоман при отмене наркотиков: тошноту, потливость, тремор, бессонницу, панику, депрессию и другие.

13. Женщины-аддикты часто могут быть зависимыми эмоционально, а иногда и биохимически от наркотиков, алкоголя и/или определенных пищевых продуктов, особенно сладостей.

14. У аддиктов может появиться склонность к депрессии, приступы которой они пытаются преодолеть с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.

15. Женщин-аддиктов не привлекают добрые, надежные, сильные, ответственные мужчины. Их не привлекают те, кто действительно интересуется ими .

Известно, что женщины, которые «любят слишком сильно» (по меткому высказыванию Р. Норвуд), страдают от скрытой депрессии. Ярко выраженных признаков клинической депрессии у них не обнаружено, но жизнь их, по их выражению «какая-то неинтересная, ничего не раздражает и ничего не радует».

Для того, чтобы ощутить интенсивные чувства, пережить экстремальные ситуации и осознать себя живыми, такие женщины ищут и создают аддиктивные отношения. Установлено, что сексуальные переживания у этих женщин более яркие (при энцефалографическом исследовании видно, что источник возбуждения возрастает в десятки раз) при взаимодействии с их аддиктивным партнерам  в сравнении с таким же взаимодействием с симпатичными, приятными людьми. Поэтому  общение и «любовь» с другим типом партнеров для таких женщин неинтересны и неприглядны. Этиженщины обычно были отличницами в школе, являются успешными профессионально и финансово, но попадая в аддиктивные взаимоотношения, они несут финансовые потери, их статус может снижаться.

К сожалению, все это свидетельствует о неспособности этих людей создавать по настоящему близкие отношения, о которых им ничего не известно. Когда (с помощью индивидуальной или групповой терапии) человек «вырастает» и становится способным к настоящей здоровой любви, партнер (с которым иногда было проведено несколько десятков лет в борьбе и страданиях) становится неинтересным. Главное в преодолении аддиктивного поведения – это его осознание. Всем известно, например, что лечение лиц, страдающих от химической зависимости, невозможно без осознания ими этой проблемы.

Сравним признаки алкогольной и любовной зависимости (см. Табл.1).

Таблица 1

СРАВНЕНИЕ АЛКОГОЛЬНОЙ И ЛЮБОВНОЙ

ХАРАКТЕРИСТИКИ ЗАБОЛЕВАНИЯ

АЛКОГОЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

ЛЮБОВНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Влечение к спиртным напиткам

Влечение к нездоровым отношениям

Ложь с целью сокрытия объемов пьянства

Ложь с целью сокрытия истинного характера взаимоотношений.

Больной избегает людей, чтобы скрыть истинные размеры пьянства

Больной избегает людей, чтобы скрыть проблемы во взаимоотношениях

Повторные попытки контролировать принятие спиртного

Повторные попытки контролировать взаимоотношения.

Перемены настроения, которые невозможно объяснить

Перемены настроения, которые невозможно объяснить

Гнев, депрессия, чувство вины. раздражительность

Гнев, депрессия, чувство вины. раздражительность

Иррациональные действия, насилие

Иррациональные действия, насилие

Инциденты, связанные с интоксикацией

Инциденты, связанные со стрессом

Ненависть к себе, сопровождающаяся самооправданием

Ненависть к себе, сопровождающаяся самооправданием

Соматические заболевания в результате употребления алкоголя

Соматические заболевания в результате стресса, астенический синдром, переутомление.

ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ

АЛКОГОЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

ЛЮБОВНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Признание своїй беспомощности перед заболеванием

Признание своїй беспомощности перед заболеванием.

Прекращение всех попыток обвинить в своих проблемах других

Прекращение всех попыток обвинить в своих проблемах других

Состредоточенность на себе, принятие ответственности за свои поступки

Состредоточенность на себе, принятие ответственности за свои поступки

Поиски помощи в обществе людей, которые страдали от такой же проблемы

Поиски помощи в обществе людей, которые страдали от такой же проблемы

Стремление разобраться в своих чувствах, а не отвлекаться от них

Стремление разобраться в своих чувствах, а не отвлекаться от них

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Приобретение нових друзей, здоровых интересов

Приобретение нових друзей, здоровых интересов.

Как следует из Табл. 1, признаки, пути предотвращения и преодоления зависимого поведения при алкогольной и любовных аддикциях одинаковы. Этапы выздоровления являются одинаково важными и представлены в хронологическом порядке. Р. Норвуд отмечает, что женщины, которые прошли все этапы выздоровления, все выздоровели .

1. Обратитесь за помощью.

2. Сделайте ваше выздоровление главным приоритетом вашей жизни.

3. Примите участие в группе, члены которой поймут ваши проблемы.

4. Развивайте свою духовность повседневной практикой.

5. Прекратите руководить мужем и контролировать его.

6. Прекратите манипуляции и не увлекайтесь «игрой в преследователя-жертву-спасателя».

7. Мужественно боритесь со своими проблемами и недостатками.

8. Развивайте свои личные потребности.

9. Станьте «эгоистичной».

10. Поделитесь с другими людьми своими переживаниями и личным опытом.

Тому, кто хочет избавиться от любовной аддикции, ни в коем случае не надо шантажировать своего партнера тем, что будет давить на него с целью того, чтобы он тоже менял свою жизнь. Это должно быть только собственным выбором. Первым шагом (обращением за помощью) может быть анонимный звонок в «телефона доверия», чтение книг, откровенные беседы о своей проблеме с друзьями, обращение к индивидуального или семейного терапевта, а также участие в терапевтической группе (подобной группе «Анонимных алкоголиков», «Ал-Анон» (для созависимых с алкоголиками), «Объединенных дочерей» (для жертв насилия в семье), «О.А.» (для лиц, страдающих от алиментарных зависимостей – булимии и анорексии.

Положительное влияние групповой терапии на преодоление симптома описано в работах Д.С. Витакера, З. Кисарчук, Р. Кочюнаса, К. Рудестама,          Л. Уманец, И. Фурманова, Н. Фурманова, К. Фопеля, Ф. Флорес, Н. Чепелевой, Т. Яценко и др.

Именно групповая психотерапия помогает в преодолении аддиктивного поведения. Человек, который обращается за помощью к группе, чувствует действительно мощную поддержку людей, которые имеют сходную проблему, имеют опыт ее решения. В группе можно услышать другие точки зрения на проблему, которая помогает увидеть ее в другом ракурсе. В группе можно чувствовать себя в безопасности, не боясь презентовать себя, раскрываться, быть откровенным и выражать чувства.

Читайте так же:  Неверный муж. Уйти или простить, но отомстить?

Иногда именно терапевтическая группа является первым в жизни человека с зависимым поведением местом, где он чувствует себя в безопасности. И именно в группе он может научиться делиться ответственностью, больше опираться на себя, отстаивать свои границы. Именно в группе он может ощутить ценность своей личности, своей жизни. И уже впоследствии начнет строить здоровые взаимоотношения со здоровыми партнерами, которые будут его уважать и любить по-настоящему.

Автор — А.Л. Федосова

 ЛИТЕРАТУРА

1. Адлер А. Любовные отношения и их нарушения. /> 2. Балинт  М. Первичный нарциссизм и первичная любовь. – Журнал практической психологии и психоанализа. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций. –  № 4, 2001.
3. Бейтсон Г. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии. 1969-1972: Пер. с англ. М.: Смысл. 2000. –  476 с.

4.Берн Э.  Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы; Пер. с англ. / Общ. ред. М.С. Мацковского. – СПб.: Лениздат, 1992. – 400 с.
5.Вацлавик П., Бивин Дж.., Джексон Д. Психология межличностных коммуникаций. – СПб.: Речь, 2000. – 300 с.
6.Вереїна Л.В. Формування позитивної емоційної орієнтації Я-образу засобами психокорекції: 19.00.01 – загальна психологія, історія психології – К., 2003. – 19 с.
7.Витакер Д.С. Группы как инструмент психологической помощи / Пер. с англ. В.П. Чурсина. — М.: Независимая фирма “Класс”, 2000.— 432 с.
8.Витакер К. Полуночные размышления семейного терапевта  / Пер. с  англ. М.И. Завалова. –  М.: Независимая фирма “Класс”, 1998. –  208 с.
9.Кернберг О.Ф.Отношения любви: норма и патология / Пер. с англ. М.Н. Георгиевой. — М.: Независимая фирма “Класс”, 2000. — 256 с.
11.Лоуэн А. Секс, любовь и сердце: психотерапия инфаркта. – М.: Институт Общегуманитарных Исследований,– 224 с.
12.Мартель Б. Сексуальность, любовь и Гештальт.– СПб.: Речь, 2006.– 192 с.
13.Москаленко В.Д. Зависимость: семейная болезнь – М.: ПЕР СЭ, 2002. – 336 с.
14.Норвуд Р. Надо ли быть рабой любви? Женщины, которые любят слишком сильно. – М.: Добрая книга, 2004.– 360 с.
15.Сельвини Палаццоли М. и др. Парадокс и контрпарадокс. – М.: Когито-центр, 2002.– 204 с.
16.Системная семейная терапия: Классика и современность / Составитель и научный ред. А.В. Черников. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005. – 400 с.
17.Старшенбаум Г.В. Динамическая психиатрия и клиническая психотерапия. – М.: Изд-во Высшей школы психологии, 2003. – 367 с.
18.Українські народні пісні // ttp://www.karaoke.ru/catalog/songs_by_genre/171
19.Актуальні проблеми психології. Т. 1: Організаційна психологія. Економічна психологія. Соціальна психологія. Ч. 20. / За ред.: С. Д. Максименка, Л.М. Карамушки. – 2008. – С. 22-26.

10. Клиническая психология: Учебник / Под ред. Б.Д. Карвасарского. — СПб, 2002. — 543 с.

20. Хейли Дж. Терапия испытанием. Необычные способы менять поведение. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 208 с.

«ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЮБОВНОЙ АДДИКЦИИ И ПУТИ ЕЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ А.Л. Федосова Институт психологии им. Г.С. Костюка АПН Украины» 

Любовная зависимость. Созависимые отношения 199

Сергей Духновский, доктор психологических наук, профессор кафедры социально-гуманитарных дисциплин Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (Курганский филиал)

Насколько вы зависимы от партнера? Насколько ваши родные и близкие зависимы от вас? Является ли созависимость отражением дисгармоничности отношений? Если вы считаете, что ни от кого не зависите – не спешите.

Признаки созависимых отношений не столь явны и нужна большая осознанность и смелость, чтобы увидеть их в своей жизни.

Например, вы прощаете близкому человеку причиненную боль, обиду, свои слезы. У вас тяжелые отношения, но вы готовы забыть о себе, раствориться в проблемах другого — только бы помочь. У вас есть близкий человек, которого вы бесконечно спасаете или наставляте, или у вас есть «больная и беспомощная» мать, которая без конца жалуется на всех вокруг, или ваш взрослый ребенок постоянно попадает в сложные ситуации, а проблемы за него решаете вы.

Ну а как иначе, скажете вы, я же его люблю,– и любовь будет оправданием всему. Но давайте разбираться глубже.

Созависимые отношения – на самом деле сложны и болезненны для обеих сторон. Чем они длительнее и глубже, тем тяжелее из них выбираться. Зачастую без помощи психотерапевта сделать это невозможно, но осознать свою созависимость – это уже большой шаг на пути гармонизации отношений и своей жизни в целом. И надеюсь, эта статья вам в этом поможет.

 Чем обусловлена созависимость в отношениях?

Традиционно созависимость понимается как зависимость супруга, детей или родителей от члена семьи, пристрастившегося к нар­котикам или алкоголю (которого называют зависимым). В созависимых отношениях могут состоять не только муж и жена, но и отец и дочь, сын и мать, братья, сестры или даже близкие друзья. Фактор алкоголя, наркотиков или какой-то другой зависимости необязателен — партнеру достаточно просто страдать и быть несчастным и принимать это как должное. Как роковую любовь или как жизненную миссию.

В широком смысле слова созависимость – это одна из форм зависимости в отношениях или точнее сказать зависимости от типа (формы) отношений одного чело­века от значимого для него другого, наиболее ярко проявляющейся в эмоциональной форме. Любые значимые отношения, например, романтические, семейные, да и деловые, носят определенную долю эмоцио­нальной созависимости.

В гармоничных отношениях каждый человек имеет пространство для своей реализации, удовлетворения собственных потребностей, возможности для достижения своих целей и личностного роста.

В созависимых отношениях личного простран­ства у человека практически не остается, его жизнь поглощена жизнью партнера, тем самым он теряет свою индивидуальность, автономию и начинает «растворяться» в своем партнере.

Во-первых, впуская в свою жизнь близких людей, мы обязательно реагируем на их эмоциональное состояние, во-вторых, мы приспосабливаемся к их образу жизни, вкусам, привычкам и потребностям. Так происходит «вторжение» на психологическую территорию одним из партнеров. При взаимодействии людей друг с другом их психологические территории (или границы территорий) приходят в соприкосновение: они могут пересекаться, подвергаться «оккупации», уважаться или насиль­ственно ограничиваться. Это может проявляться в чрезмерной опеке, контроле.

Психологическое пространство включает в себя физические, социальные и чисто психологические явления, с которыми человек отождествляет себя (территория, предметы, привязанности, установки, ценности).

Созависимость предполагает нарушение границ личного пространства и «оккупацию» психологической территории партнера. Нарушение границ психологической территории предполагает насильственное воздействие одного человека на другого. Цель этого – изменение у партнера системы представлений о себе, сво­их возможностях, ресурсах и своем месте в мире, изменение пра­вил и принципов, навязывание чуждых целей и способов их достижения, а также самовольное использование и присвоение физической террито­рии другого человека или его предметов физического мира.

Таким образом, «патология» любви как проявление созависимости личности предполагает оккупацию (и вторжение) психологического пространства одного из субъектов.

Что такое созависимый партнер

 Прежде всего, созависимый партнер может отличаться:

– комплексом самоуничижения,

– комплексом мученичества,

– садистскими наклонностями,

– нарциссизмом.

Кроме того, в созависимых отношениях имеет место так называемый треугольник «спасательства». Суть в том, что созависимый человек может реализовывать в отношениях три функции (роли): спасатель, жертва, преследователь.

Спасатель. Это человек, который помогает, когда его не просят; чувствует вину, когда не может помочь; дает жертве (партнеру) шанс на неудачу (так как если последний станет успешным, то некого будет спасать); смягчает последствия безответственности партнера; часто делает работу за своего партнера.

Жертва. Это человек, который все время чего-то стыдится, чувствует себя беспомощным и бессильным в решении своих проблем; всегда кем-то или чем-то подавлен; нуждается в покровительстве.

Преследователь. Человек, критикующий, обвиняющий, поступающий порой неоправданно жестоко по отношению к партнеру, использует различные психологические защиты, так как ожидает «нападения» со стороны партнера.

Формы созависимых отношений

Разберем формы созависимых отношений через понятие «любовь».

Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической территории в территории партнера. Человек живет интересами партнера. Он перенимает его взгляды, вкусы, систему ценностей, то есть усваивает их без критики и осмысления. Он также перенимает от партнера систему представлений о себе. Ответственность за свою жизнь полностью передается партнеру. Вместе с ней человек отказывается от своих желаний, целей, стремлений. Партнер используется им как материнская утро­ба, как среда обитания, как источник всего необходимого, как спо­соб выживать.

Любовь через поглощение психологической территории партнера, через лишение его суверенитета. Ответственность за жизнь партнера полностью принимается на себя. Собственные желания, цели, стремления осознаются только че­рез призму их полезности для партнера. Последнего контролируют и руководят им так же, как это делают по отношению к ребенку. Любая самостоятельность партнера опасна, поскольку может разрушить сооруженное «Я». Дабы подтвердить эту систему представлений о себе, партнер должен всем своим поведением оправдать необходимость та­кого контроля, воспитания и заботы, исполняя роль опекаемого ре­бенка.

Любовь через абсолютное владение и разрушение психологической территории объекта любви. Ответственность за жизнь партнера декларируется, но на самом деле не осуществляется: партнер только используется. На нем ежедневно проверяется собственная способность властвовать, контролировать, управлять не только поступками, но и чувствами.

Любовь через отражение в партнере. На партнера перекладывается ответственность за собственное бла­гополучие. Партнеру предписывается определенное поведение, которое обеспечит заполнение опустошенного «Я» его любовью, его отношени­ем. Партнер должен всячески показывать, что имеет дело с человеком, который соответствует стандартам «идеального Я».

Любовь является способом компенсировать собственную недостаточность, а партнер – объектом, который призван дополнить эту недостаточность до целос­тного «Я». Задача невыполнимая, поскольку ощущение целостности может быть устойчивым только в результате развития внутриличностных ресурсов. В противном случае потребность в подтверждении сво­ей целостности и значимости со стороны других людей становится ненасыщаемой.

К чему приводит созависимость в отношениях

Зависимость от людей и отношений характеризуется болезненно навязчивой привычкой человека к определенному типу отношений с определенными людьми или группой лиц и наличием ведомости и зависимости от значимых лиц. Зависимость отношений может проявляться в следующих поведенческих и личностных особенностях человека:

1) Сильная эмоциональная зависимость от группы или значимого лица.

2) Неспособность быть одному, стремление быть в группе или стремление постоянно убеждаться в надежности, сохранности отношений со значимым лицом.

3) Ориентация в поведении на мнение группы или значимого лица.

4) Стремление в важных жизненных ситуациях, ситуациях принятия ответственных решений искать помощи, поддержки и опеки со стороны значимых лиц. Также характерно стремление вообще избегать ситуаций принятия ответственных решений.

5) Потребность в поддержке и одобрении со стороны группы или значимого лица.

6) Отсутствие инициативы и смелости в выборе собственной манеры и стиля поведения в новых, непривычных ситуациях.

7) Стремление развивать только позитивные и бесконфликтные отношения с окружающими, стремление «всем нравиться».

8) Отмечается неспособность противостоять чужому давлению, желание уходить от конфликтных ситуаций межличностного взаимодействия.

Любовная зависимость проявляется любовью к недоступному объекту (знаменитому артисту, с которым нет реальных контактов, чужому супругу или супруге), либо к человеку, который отказал во взаимной любви или с которым официально прекращены брачные отношения. Поведение таких лиц часто ведет к нарушению социальных связей, а иногда может становиться социально опасным, когда порождает сверхценную ревность и в связи с этим агрессивное поведение к объекту неразделенной любви или к сопернику.

В отношениях такие субъекты ожидают безусловного положительного отношения к себе со стороны объекта любви, не реагируя на критические суждения о происходящих событиях, они перестают заботиться о себе и думать о своих потребностях, не зависящих от отношений с объектом своей привязанности. С одной стороны, зависимый человек сознательно стремится к интимности и близости с объектом зависимости, но одновременно избегает их, так как боится раскрыться в неприглядном свете в глазах объекта любви. Наличие такого конфликта на сознательном уровне сопровождается страхом одиночества и покинутости, на бессознательном уровне – страхом отношений.

Сексуальная зависимость представляет собой неспособность контролировать сексуальные чувства, управлять или откладывать, а часто и выбирать место, время и обстоятельства удовлетворения сексуальных потребностей. Зависимость сопровождается повторяющимся, навязчивым поиском атмосферы, обстоятельств, возможностей или деятельности, способствующих половому возбуждению и удовлетворению, несмотря на явно негативные социальные, психологические и физические последствия.

Сексуально зависимый человек ведет двойную жизнь, он перестает интересоваться другими вещами, не заботится о своем здоровье, ему становится трудно преодолевать житейские трудности. «Неуспех» сексуального характера очень травматичен для таких субъектов и может вызвать аутодеструктивные и агрессивные действия, которые могут сочетаться со злоупотреблением алкоголя и других психоактивных веществ.

Читайте так же:  Аутотренинг при неврозе

Наивысшая степень свободы – прежде всего, когда свободен сам, уважаешь и ценишь свободу партнера.

Почему важно избавиться от созависимости

Здоровые отношения строятся не на потере себя, а на резонансе друг с другом. Не любая степень отдаленности плоха для отношений. Некоторая доля обособления или временного уединения очень необходимы для поддержания гармоничных отношений. Они помогают личности полнее осознать свою индивидуальность и служат сохранению приемлемого психологического пространства партнеров, а также предоставляют возможность проявить индивидуальную ответственность за себя, за свои отношения, за своего партнера. Без некоторой отдаленности не может произойти «столкновение», а потом и сближение ценностных ориентаций, мотивов людей в межличностных отношениях; не может стать отчетливым различие «Я» от «Ты», впрочем, не препятствующее переходу в «Мы».

Ошо: Незрелые люди, влюбляясь, уничтожают свободу друг друга, создают зависимость, строят тюрьму. Зрелые люди в любви помогают друг другу быть свободными; они помогают друг другу уничтожить любые зависимости. Когда любовь живет в зависимости, появляется уродство. А когда любовь течет вместе со свободой, появляется красота.

Любовная зависимость. Созависимые отношения 184

«Главный подарок, который Микаэл мне сделал, — это смысл. Он подарил мне смысл жизни», — сказала вдова Микаэла Таривердиева Вера в документальном фильме о жизни композитора.

В принципе, ничего нового. «Он/она смысл моей жизни» или «вся моя жизнь», «с ним/с ней я стала целой/целым», «без него/неё нет меня» — на этом стоит (пусть и одной ногой) всё, что мы понимаем под словом «искусство», и большая часть биографий, которые попадают в СМИ под заголовками типа «Топ-10 историй великой любви».

Но, услышав это в очередной раз от умной, интересной, не поверхностной женщины, впервые задумалась: а это нормально — определять смысл собственной жизни через другого человека и свои чувства к нему?

Заранее приняв, что «нормы» нет, а история чувств, даже тысячи раз опубликованная, всё равно остается таинством для всех, кроме двоих, мы поговорили с практикующим психологом «Центра успешных отношений» Оксаной Бланк.

Любовная зависимость. Созависимые отношения 131

Нашли определение самому понятию «созависимые отношения» и подобрали в качестве примеров те самые «истории великой любви», которые как раз про неё — созависимость — главную героиню нашего текста, а иногда — нашей жизни.

Ну и, чего уж там, в очередной раз попытались вычислить формулу счастья в любви — как без этого?..

— Прежде всего: зависимые или созависимые отношения — какая формулировка верная?

— Оба термина существуют, но если мы говорим о зависимости, подразумевается всё-таки пагубная тяга к чему-либо: алкоголю, наркотикам, азартным играм. Когда зависимость не от «чего-то», а от «кого-то» — это сопричастность. А значит,созависимость.

Изначально это определение характеризовало состояние людей, которые находятся в отношениях с теми, кто страдает от деструктивных зависимостей. К примеру, созависимые матери наркоманов или жены игроков — те, кто настолько погружаются в болезненную склонность близкого человека, что не замечают своих личностных изменений.

Но сегодня мы также понимаем под «созависимостью» способность человека полностью растворяться в партнёре. Особенно если тот — мощная, эгоцентричная, требующая постоянного внимания к себе личность.
Другими словами, созависимый — это тот, чьё эмоциональное состояние, линия поведения и, в общем счете, вся жизнь подчинены другому человеку.

— К вам часто приходят клиентки (или клиенты — тоже, кстати, вопрос) с подобной проблемой?

— Женщины приходят ко мне чаще в принципе. И поскольку психологические знания становятся всё более доступны, что радует, у некоторых уже есть сформулированный запрос: «Я поняла: у меня созависимое поведение. Что делать?». Но в большинстве своём клиентки просто говорят: «Я страдаю в отношениях и не понимаю, в чем причина». Также можно часто услышать: «Я всё ему отдаю, но ничего не получаю взамен». Ну и классическое: «Посвятила любимому всю жизнь, но чувствую себя несчастной». Созависимые женщины перестают чувствовать себя — свои интересы, потребности, желания — они полностью зациклены на своём партнёре, чувствуя себя и жертвами, и спасателями.

— Исходя из вашего опыта: какие женщины склонны вовлекаться в такие отношения?

— Созависимость, конечно, выращивается долго и с детства. Обычно она проявляется у девочек, которых воспитывали в эмоционально закрытых семьях. В семьях, где ребенок не мог открыто и в полной мере проявлять свои чувства, заявлять о своих потребностях и желаниях. Ориентир не на свои, а на чужие нужды и интересы для такого ребенка не просто норма, но и правило.

То же происходит, если ребёнок не почувствовал отдачи, тепла, любви одного из родителей. Впоследствии он ищет похожий типаж в партнёре, пытаясь заслужить его одобрение и принятие — снова и снова происходит ориентация на настроение и поведение другого человека. В этой ситуации найти и почувствовать себя очень сложно. Да и цель такую созависимый перед собой не ставит, потому что просто не знает, что она должна быть.

Кроме того, конечно, созависимых детей растят созависимые родители. Это чётко можно подметить по формулировкам, которые многим мамам и папам кажутся безобидными. Спрашиваешь: что конкретно вы говорите своим детям? Как вы говорите о них? И слышишь: «Мы так решили», «мы захотели», «мы подумали и пришли к выводу». То есть, происходит объединение с сыном или дочерью и, в этом случае, обезличивание — медвежья услуга для ребёнка, который утрачивает персональную идентичность.

Ну и сама наша ментальность. Для неё характерно возводить на пьедестал жертвенность, способность бесконечно отдавать, терпеть и страдать. И если девочка растёт с установкой, что это — признаки настоящей любви (а никак не созависимого поведения), она часто встречает партнёра, который эти её ожидания в полной мере оправдывает. Все вокруг будут говорить «да ты что, не видишь, что происходит? не видишь, как он к тебе относится?» — а она и правда не видит! Потому что выросла с установкой — даже если сама не отдает себе в этом отчет — что так и должно быть.

— Как вы отметили, далеко не все клиентки осознают, что они созависимы. Скорее, они чувствуют, что им плохо. Как понять, что причина этого «плохо» — созависимость?

— У созависимости есть достаточно чёткие признаки. Первый — неуверенность в себе. Люди, которые постоянно ищут поддержки и принятия извне, не имея внутри собственных ориентиров и мерил, склонны к созависимости. Необходимость всё время привлекать внимание, ждать одобрения и комплиментов — как раз про это.

Неусыпный контроль за кем-либо — также один из признаков. У человека появляется уверенность, что он должен контролировать чью-то жизнь — от перемещений по городу до звонков по телефону — что от него полностью зависит чужое благополучие, безопасность. Такое поведение создаёт иллюзию власти, но на самом деле оно истощающее, энергозатратное и, конечно, бессмысленное. Рано или поздно сталкиваешься с аксиомой: «Другой человек не может и не должен жить так, как ты хочешь».

Еще один признак склонности к созависимости — неумение просить у человека помощи при том, что сам постоянно эту помощь оказываешь. Клиентки часто говорят «я всегда на подхвате», «я вечная жилетка для слёз», «я никогда не откажу в помощи», но когда спрашиваешь у них, нуждаются ли они в помощи, чего сами хотят от окружающих и партнёра в частности, — они теряются и не могут ответить. Потому что просто не привыкли мыслить такими категориями. Они осознают собственную ценность и значимость только в роли «спасателя» — оказывая помощь другому и усугубляя ситуацию с самоопределением. В итоге люди просто не могут ответить на вопросы из серии «чего я хочу?», «зачем я этого хочу?», «кто я?».

Также стоит сказать, что у людей, которые находятся в созависимых отношениях, есть трудности с проявлением чувств. Превалирующих эмоций — три: страх, неуверенность, чувство вины. Созависимый человек всё время сомневается, чувствует, что он недостаточно хорош и боится потерять — своего партнёра, их отношения, а значит, чувство собственной значимости, свой статус «спасателя» или «жертвы».

А ведь страх и чувство вины — деструктивные эмоции. И они разрушают жизнь созависимого, делают её тревожной и травматичной.[1]

— И тем не менее такие отношения продолжаются годы. Почему созависимый терпит?

— Потому что очень часто с ним происходит такая вещь, как полный отказ от чувств. Сложно, больно и дискомфортно настолько, что человек предпочитает оказаться в эмоциональном вакууме. Он запрещает себе не просто отдавать отчет в своих чувствах, говорить о них, но и чувствовать вообще.

Здесь же стоит, продолжая ответ на предыдущий вопрос, упомянуть о таком признаке созависимости, как отрицание. Это основной механизм защиты для созависимого. «Нет, он не такой», «нет, он изменится, «нет, со мной он будет другим» — все эти фразы, думаю, знакомы многим, не только психологам. Мы слышим их от подруг, дочерей, сестер — иногда сами их произносим.

К чему приводит такое поведение на протяжении долгого времени? К ряду соматических заболеваний. Это могут быть гастрит, язвенная болезнь, мигрень, гипертония. Созависимый живёт в отказе от себя: он не обращает внимания не только на то, что чувствует, но и на то, как он себя чувствует.

— Мне кажется, те или иные признаки каждый может у себя «диагностировать» в определенные моменты жизни…

— Безусловно. Но если они присутствуют все в совокупности и на протяжении долгого времени — то стоит всерьёз задуматься. И спросить себя: «Что я знаю о себе? Как я о себе забочусь? Что я могу сделать, чтобы моя жизнь стала более наполненной и счастливой?». Хочу ещё раз обратить внимание: созависимый не интересен себе и не уверен в собственной состоятельности во многих аспектах. И это внутреннее отношение во многом формирует отношение внешнее — со стороны партнёра.

— Встаёт вечный вопрос «кто виноват?». Так кто виноват: сам созависимый или его партнёр, который такое поведение поощряет?

— Никто не виноват. Обе стороны ищут таких отношений и получают от них соответственно своему запросу. Почему ищут? Потому что созависимые отношения очень наполнены эмоционально. Тот случай, когда со стороны смотрят и с долей зависти говорят: «У них, как в кино!».

Ну, а потом, конечно, начинаются обвинения. Чаще всего в формулировках «я ему всё отдала, а он!..». Дело в том, что очень трудно себе признаться: никто не просил тебя отдавать. У тебя самой была такая потребность — и ты её реализовывала. Но смещать фокус с себя на партнёра, а значит, в случае дискомфорта обвинять другого — это, как мы помним, характерно для созависимых. Такие люди не чувствуют почву под ногами, и их трудно в этом обвинять.

— Продолжая тему «у них, как в кино». Согласитесь, у нас созависимость очень романтизирована, и трудно понять, что это неправильно. Любую песню возьми — и «мы одно целое», «ты моё всё», «ты мой, я твоя» и т.д. Так что, теория половинок не очень-то здоровая?

— Да, на мой взгляд: 0,5 + 0,5 = 1 — не лучшая формула для отношений. Более жизнеспособная и потенциально счастливая модель выглядит так: 1 + 1 = 3. Где «3» — то новое, что рождает союз двух автономных и целостных личностей.[2]

Эта формула позволяет человеку существовать и в отношениях, и вне них — быть внимательным к своим потребностям, интересам, окружающему миру.

Я видела пары, которые живут по первой формуле половинок… Сначала было «близко», а потом стало «тесно». Спустя годы людей настигает и разочарует открытие: они, казалось, создали тот самый «мир на двоих», а в итоге совместная жизнь стала просто невозможной, мучительной для обоих.

Это доказывает: отношения «глаза в глаза» слабее тех, когда партнёры, по Экзюпери, смотрят не друг на друга, а в одном направлении. Люди в отношениях должны развиваться, им нужен воздух и выбор. А схема «0,5 + 0,5» воздух и выбор исключает. Это априори закрытая система.

— Кстати, один из фильмов, в которых ярко показаны созависимые отношения, недавний «Мой король» с Венсаном Касселем. Там достаточно безобразные сцены присутствуют. Действительно ли созависимые отношения ведут к разрушительным последствиям?

— Разрушением, как минимум, внутриличностным, заканчиваются любые деструктивные отношения, которые поддерживаются искусственно. Вопрос: какого масштаба будут эти разрушения? Ответ в каждой конкретной ситуации свой. Но понятно одно: точку ставить придется — не всегда по воле созависимого. И точка эта редко бывает красивой…

— Как выйти из созависимых отношений?

— Для начала признаться в том, что они нездоровые. И, конечно, в том, что вы в них находитесь. Это очень трудно. Это отказ от того, что считал единственно возможной нормой, а значит, отказ от части себя самого. После этого признания важно не усугублять деструктив, не говорить «я хочу сломать — себя, партнёра, эти отношения», а научиться видеть в истинном свете и принимать как есть ситуацию, позицию другого человека, а главное — себя самого.

Всё, что будет направлено на поиск себя, приобретение уверенности в себе и точек опоры, не связанных с другими людьми, обучение умению чувствовать свои потребности и желания — будет вам во благо и станет первым шагом на пути к выходу из созависимости.

Главное — помнить, что это не однодневная инициатива. Созависимое поведение формируется годами, а значит, понадобится немало времени на то, чтобы с ним расстаться и наконец познакомиться с самим собой. Понять: что с собой делать-то? Ведь созависимые ответа на этот вопрос не знают.

— Закономерный вопрос: если созависимый перестанет быть таковым и, как вы заметили, познакомится с собой, возможно ли, что его отношения с партнером изменятся?

— Да, это возможно. Женщины, которые осознали своё созависимое поведение и стали работать с этим, начинают думать, говорить, действовать и даже выглядеть иначе. И если партнёр не деспотичная личность, которая требует подчинения, если он готов откликаться на перемены в близком человеке, всё может сложиться. Да, это трудно, но, возможно, стоит попробовать!

— Разберём пару примеров созависимых отношений?

— Да, конечно!

Имя Лилино

Любовная зависимость. Созависимые отношения 63

Одна из самых растиражированных в СМИ историй любви, которая была основана на безусловной власти и восторженном — изредка гневном — подчинении, это, конечно, 15 совместных лет Владимира Маяковского — поэта гигантского таланта — и Лили Брик. Обозначить дело жизни «Лилички» затруднительно, так как имя её осталось в веках в большей степени благодаря Маяковскому и в тесной связке с ним.

Пересказывать историю этого союза нет смысла, так как это сделано неоднократно. Основные вехи, пожалуй, знают все: Лиля «отбивает» (хотя, конечно, Владимир «отбился» сам, и с большой охотой) поэта у собственной сестры, уже будучи замужем за Осипом Бриком; любящие Лилю мужчины соглашаются на жизнь втроём; Маяковский дарит своей музе кольцо, ставшее легендой (то, что с инициалами Л.Ю.Б. — бесконечное люблю); Лиля не уходит от мужа и, более того, продолжает свою активную деятельность «разбивательницы сердец», доводя Маяковского до исступления; разрывает эту связь только смерть поэта — и хоть любовь всей его жизни в ней не виновата, в предсмертной записке завещано: «Лиля — люби меня».

Вспомним лишь некоторые из многих строк, посвященных Лиле:

…Пришла —
деловито,
за рыком,
за ростом,
взглянув,
разглядела просто мальчика.
Взяла,
отобрала сердце
и просто
пошла играть —
как девочка мячиком. («Ты»)
…Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа. («Лиличка!»)
…Быть царем назначено мне —
твое личико
на солнечном золоте моих монет
велю народу:
вычекань!
А там,
где тундрой мир вылинял,
где с северным ветром ведет река торги, —
на цепь нацарапаю имя Лилино
и цепь исцелую во мраке каторги.
(«Флейта-позвоночник»)

Читайте так же:  Почему я привлекаю не тех мужчин? Что со мной не так?

А вот некоторые отрывки из писем Лили к Маяковскому и пару воспоминаний её современников.

«Володечка, до меня доходят слухи, что ты серьезно решил жениться. Не делай этого, пожалуйста».

«Володечка, очень хочется автомобильчик. Привези, пожалуйста. Мы много думали о том — какой. И решили — лучше всех Фордик. 1) Он для наших дорог лучше всего, 2) для него легче всего доставать запасные части… Только надо купить непременно Форд последнего выпуска, на усиленных покрышках-баллонах».

Из воспоминаний Андрея Вознесенского:

«Лиля рассказала: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал».

«Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи» — из дневника Лили Брик.

Воспоминание Фаины Раневской:

«Вчера была Лиля Брик, принесла „Избранное“ Маяковского и его любительскую фотографию. Говорила о своей любви к покойному… Брику. И сказала, что отказалась бы от всего, что было в ее жизни, только бы не потерять Осю. Я спросила: „Отказались бы и от Маяковского?“ Она не задумываясь ответила: „Да, отказалась бы и от Маяковского, мне надо было быть только с Осей“. Бедный, она не очень-то любила его. Мне хотелось плакать от жалости к Маяковскому и даже физически заболело сердце».

Сама Лиля, рассуждая о влиянии на мужчин, замечала:

«Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают. И разрешить ему то, что не разрешают дома. Например, курить или ездить, куда вздумается. Ну, а остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье».

Но вряд ли поэта такого масштаба можно было навсегда получить на таких простых условиях.

Комментарий психолога:

— Личность Маяковского была безусловно масштабной, но оттого не менее ранимой и уязвимой. Люди, наделенные таким даром, какой был у Владимира, в обычной, бытовой жизни потеряны. Они вечные дети, которые ищут опоры, заземления. А Лиля могла cтать опорой, потому что она, вполне очевидно, была женщиной огромной харизмы, способной вести за собой и достаточно категоричной в своих суждениях, запросах — знала кого, чего и зачем хочет. Можно предположить, что эта способность цепляться за жизнь и устраиваться в ней восхищала, покоряла Маяковского. Лиля для него стала той самой точкой опоры и пусть временным, но якорем в этой жизни.

Как бы критично мы ни относились к Лиле Брик, стоит признать, что она всё-таки помогла Маяковскому в полной мере раскрыть его потенциал и создать лучшие произведения. Может, к этому он подсознательно и стремился?

Пакт о ненападении на гения

Любовная зависимость. Созависимые отношения 85

Лев Ландау — фигура, значимость которой сложно переоценить для всего двадцатого века… И конкретной женщины — его жены Коры Ландау-Дробанцевой.

Явление, которое трудно поощрить, но легко понять: история любви Коры к «Дау-гению» гораздо известнее и интереснее для большинства, нежели многие работы уникального физика. Из книги, которую написала жена Ландау и завещала опубликовать после её смерти, мир узнал о гении много того, чего знать вовсе не желал. Автора, которую критики назвали «вспоминательницей», мгновенно обвинили в «упоминании унизительных деталей и умышленной лжи, которая ставит пятна на биографии великого человека».

Тем не менее, если сосредоточиться не на монументальной личности Ландау, а на самой писательнице, его жене, становится понятно, что книга просто-напросто о её любви и попытках до конца осознать и заново прожить ей.

Из предисловия книги Коры Ландау-Дробанцевой:

«Эти воспоминания я писала только самой себе, не имея ни малейшей надежды на публикацию. Чтобы распутать сложнейший клубок моей жизни, пришлось залезть в непристойные мелочи быта, в интимные стороны человеческой жизни, сугубо скрытые от посторонних глаз, иногда таящие так много прелести, но и мерзости тоже. Писала я только правду, одну правду…».

В молодости Лев Ландау дал себе обещание: «Не пить, не курить, не жениться» и называл брак «кооперативом, ничего общего не имеющим с любовью». Однако Кора — его первая женщина — предложила ему первый в этих отношениях компромисс: «Давай поженимся, чтобы мое положение в семье и в обществе стало понятным. Для всех я буду считаться твоей женой, но фактически ты останешься холостяком».

Ландау согласился, но предварительно написал свой знаменитый «Пакт о ненападении» с постулатами семейной жизни:

1. Брак — это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью.

2. Влюблённым запрещено ревновать и лгать друг другу.

3. За кислый вид полагается штраф.

4. Основная обязанность человека — быть счастливым.

Также Ландау предупреждал будущую жену:

«Запомни одно, ревность в нашем браке исключается, любовницы у меня обязательно будут! Хочу жить ярко, красиво, интересно, вспомни „Песню о Соколе“ Горького — ужом я жить не смогу. Смотри, на мою свободу покушаться нельзя! В детстве меня угнетал и подавлял отец какими-то уродливыми взглядами на жизнь, я был близок к самоубийству. На ногах устоял только потому, что сам понял, как правильно жить. И запомни: ревность — это позорный предрассудок. По своей природе человек свободен!».

Кора соглашалась, однако не относилась к этим словам всерьез, так как, во-первых, была абсолютно завоевана масштабом личности, с которой ее свела судьба, а во-вторых, потому что была уверена в том, что Лев, однажды выбрав ее, уже не изменит своего решения. «Ты на моём пути встретилась такая, ну просто женское совершенство», — писал ей Ландау.

Лев, тем не менее, оказался верен себе и данному им обещанию «иметь любовниц непременно».

В книге Коры описано, как воодушевленный Дау влетел в её комнату и заявил: «Корочка! Сегодня я вернусь не один. Ко мне придёт отдаваться девушка. Я ей сказал, что ты на даче. Сиди тихонечко или уйди. Встретиться вы не должны. Пожалуйста, положи в шкаф свежее постельное бельё».

Кора спряталась в шкафу с бельём, а когда Дау открыл дверцу, молча вышла, гордо подняв голову. Дау был возмущен: «Глупая, дурочка, ты самая драгоценная, я не могу тебя разлюбить! Я был уверен, что ты меня любишь, ты для меня ничего не жалеешь! И вдруг ты пожалела для меня какую-то совсем ненужную тебе девушку. Где логика? Если я стал преуспевать у девушек, ты должна радоваться моим успехам».

Она просила прощения и в будущем безропотно готовила ужины для мужа и его любовниц, стелила кровать и уходила из дома — стояла под окнами и ждала, пока в них снова появится свет.

Следует быть справедливыми к Дау: он никогда не запрещал жене следовать его же принципам. Но ей это так ни разу и не удалось…

То, что большинству женщин кажется абсолютно немыслимым, Кора к концу жизни называла величайшим счастьем и писала: «Моя любовь к нему была прекрасна. Это она, моя любовь, подняла меня в небывалую высь, поставила рядом с гением, заставила шагать по кривым дорогам жизни. Шагать с ним в ногу было немыслимо. И я стала петлять…»

Комментарий психолога:

— Возвращаясь к ответу на вопрос «кто виноват?». Нельзя обвинять Льва Ландау в том, что он «испортил жизнь жены». Как мы знаем, Ландау сразу предупредил её о своих взглядах на брак и дал свободу действий. Кора выбрала остаться с ним, принимая его правила игры. Многие изначально не обратили бы внимание на такого мужчину либо же, услышав, что он говорит об отношениях, женщинах, бежали от него, как черт от ладана. Но не Кора. Значит, для удовлетворения каких-то личных потребностей он ей был нужен. Каких именно? Сложно сказать однозначно, но могу предположить, что тот пик переживаний, на котором она находилась рядом с Ландау, та жертвенность, на которую она шла, позволяли ей ощущать собственную значимость, давали ценный статус вечной спутницы гения, позволяли чувствовать себя личностью большого масштаба, что, с учетом её отказа от работы и собственных интересов, было затруднительно.

С точки зрения обывателя подобная жизнь невыносима, и здесь мы как раз можем говорить о бесчувственности созависимых, точнее, об их отказе чувствовать, потому что боль слишком велика. Еще одно подтверждение этому — то, какой резонанс вызвала книга Коры среди современников. Значит, наблюдая отношения семьи Ландау, они не воспринимали Кору как страдалицу, не видели её несчастной. Это кажется немыслимым, но, очевидно, потерять Льва для Коры было страшнее, чем жить в постоянном кошмаре — и это её право выбора.

Джон Оно Леннон и его «Дон Хуан»

Любовная зависимость. Созависимые отношения 86

В момент знакомства с Йоко Оно Джон Леннон переживал глубокий кризис. Он, по собственному мнению, слишком быстро и рано получил от жизни всё — и это «всё» ему также быстро и рано наскучило. «Битлз», по его ощущению, превращались из талантливых бунтарей в коммерчески успешный продукт — и в студию идти не хотелось. Так же, как и в роскошный дом, где его ждала покорная жена из хорошей семьи.

В один из таких вечеров, когда никуда не хотелось, Леннона пригласили оценить композиции художницы-авангардистки Йоко Оно — за день до официального открытия выставки.

Рассказывая о вечере жене, Леннон назвал вернисаж «гребаной мутью», но было несколько моментов, которые ему запомнились.

Главной экспозицией выставки стала белая стремянка — зрители поднимались по ней и в лупу разглядывали инсталляцию на потолке. Джон тоже поднялся по этой лестнице и увидел на холсте одно слово «Да». Впоследствии в интервью он так говорил об этом: «Если бы там было написано „Нет“, я бы ушел и никогда бы не вернулся. Но в тот момент я удивился и почувствовал себя как-то очень тепло и уютно. В этом было столько хорошего!».

Как знать, может, в этом «да» музыкант увидел подтверждение необходимости и возможности изменить что-то в своей жизни?

Такая возможность ждала его около соседней экспозиции, где он и познакомился с Йоко Оно. Джон увидел доску, рядом с которой лежали молоток и гвозди. Леннон решил вбить гвоздь, но Йоко не разрешила ему, потребовав 5 шиллингов за право вбить первый гвоздь. Леннон возразил ей: «А если я вобью воображаемый гвоздь за воображаемые 5 шиллингов?».

В тот вечер Оно записала в дневнике: «Наконец я встретила мужчину, которого смогла бы полюбить».

Неизвестно, получило бы это знакомство продолжение или нет, если бы Йоко не отважилась на решительное, бескомпромиссное и полуторагодичное завоевание Джона.

Каждое утро музыканту приходили открытки с просьбами (или приказами?): «Танцуй», «Дыши», «Смотри на огонь до рассвета». Потом начались телефонные звонки. Йоко говорила с ним об искусстве, о творческих поисках, о духовном родстве. Сначала это раздражало Леннона, а потом стало необходимостью. «Дитя океана зовет меня» — строка из песни Леннона того времени. «Дитя океана» — именно так переводится имя Йоко.

К этому же периоду относятся «перформансы» Йоко, устроенные для жены Леннона: например, той пришла от неё посылка — разбитая чашка, измазанная красной краской, в упаковке из-под прокладок.

Тем не менее Леннон говорил об Оно:

«Единственная из всех женщин, она была мне ровней во всем. Однако была лучше меня. Я никогда не встречал кого-то, из-за кого стоило бы нарушить скуку счастливого брака. И вот, наконец, спасение. Есть куда бежать».

Найдя «спасение» в Оно, взяв её имя (вместо «Уинстона») и расставшись с «Битлз», Джон писал:

«Она учитель, а я — ученик. Я знаменитый человек, про которого думают, что он все знает, но она — мой учитель, она научила меня всему, что я знаю. Она уже все знала, когда я ни черта не знал, когда я был человеком ниоткуда. Она мой Дон Хуан. А люди не понимают. Её близость сделала меня целостным человеком. Без неё я был только половинкой».

По сути, Йоко Оно полностью управляла жизнью Джона, пытаясь создать его заново, превратив «выдохшегося» битла в свободного и смелого художника.

Так, Джон и Йоко всегда и везде появлялись вместе, но однажды Леннон, по совету своего психотерапевта, поехал проведать бывшую жену и сына Джулиана. Йоко позвонила ему и поставила перед фактом: если он не вернется тотчас же, она покончит жизнь самоубийством. Джон немедленно вернулся и впоследствии постарался свести контакты с сыном к минимуму.

«Джулиан — плод лишней бутылки виски, — говорил Леннон. — А Шон (сын от Йоко) — плод великой любви».

Отношения Леннона и Оно не разорвало даже полуторагодичное расставание, которое было требованием Йоко — только пуля Марка Чэпмена.

С того момента и до сих пор Йоко Оно является главным хранителем памяти о Джоне, автором книг, акций и проектов, посвященных музыканту.

Комментарий психолога:

— Сразу оговорю: в этом романе трудно определить созависимого. Однако нездоровые черты созависимости есть: взаимное манипулирование, постоянный контроль, отказ партнёру в праве выбирать окружение, неспособность выстраивать свою жизнь самостоятельно.

Почему Леннон так быстро и крепко привязался к Оно? Здесь стоит обратить внимание на тот период жизни, в который он её встретил. Кризис — личностный и творческий, отсутствие смысла и перспективы. И тут он встречает «сгусток энергии», который вовлекает его в водоворот событий: он нужен семье, которую оставляет, он нужен группе, из которой уходит, он нужен всем. И при этом может выбирать. И при этом от его выбора зависят судьбы других людей и, как ему кажется, мировой музыки. Появляется интерес к жизни, а значит, и смысл.

Почему Оно не могла отпустить Леннона? Она была убеждена — и небезосновательно, что полностью изменила судьбу музыканта и саму его суть. Создала нового Джона Леннона. Как всякий «творец», она была накрепко привязана к своему «проекту» и ощущала свою значимость в связи с ним.

Хочу обратить внимание на этом примере, каким сильным, долгим и жизнеспособным может быть созависимый союз. На чем бы ни были основаны эти отношения, они длились годами и, возможно, продолжались бы до сих пор, если бы не трагическая гибель Леннона. А значит, мы можем лишь обсуждать, но никак не осуждать — что, в принципе, относится ко всем историям любви, независимо от того, принадлежат они «великим людям» или «простым смертным».

Полина Кузьмицкая, Lady.tut.by

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Иванова, Ольга Сила баланса. Обретение себя и стабильного брака. Баланс тела-ума. Как научиться слушать и понимать свое тело (+ CD). Путь Четырех. Часть 1. Создайте баланс стихий в своей жизни (комплект из 3 книг) / Ольга Иванова , Ошо, Дебора Липп. — М.: ИГ «Весь», 2016. — 704 c.
  2. Перри, Дэнаан Воины сердца. Руководство по разрешению конфликта / Дэнаан Перри. — М.: ПЕРО, 2014. — 190 c.
  3. Зберовский Андрей Викторович Если изменил или ушел муж, а вы желаете вернуть его обратно в семью / Зберовский Андрей Викторович. — М.: Поликом, 2015. — 511 c.
Любовная зависимость. Созависимые отношения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here